Сергей Иванович Филонов Сухое лечебное голодание — мифы и реальность

В России тоже зарегистрированы случаи оживления людей, умерших в результате глубокого охлаждения зимой. Нередко находили людей, замерзших до такой степени, что отсутствовало малейшее проявление жизни, но как только их согревали, они оживали.

Так, например, в марте 1960 г. в морг больницы одного из совхозов Казахстана доставили труп мужчины. в акте осмотра была сделана запись: «Окоченевшее тело полностью обледенело, без признаков жизни. Постукивание по телу вызывает глухой звук, как от ударов по дереву. Температура на поверхности тела ниже 0 °C. Глаза широко раскрыты и на них образовалась ледяная корочка. Пульс и дыхание не прослушиваются. Диагноз: общее замерзание, клиническая смерть!». Вопреки такому заключению доктор П.С. Абрамян принял энергичные меры для оживления пострадавшего: согревание теплой водой, стимулирование сердечной деятельности, искусственное дыхание, массаж сердца. Через полтора часа упорной работы врачу удалось вернуть человека к жизни, хотя пришлось ампутировать у него пальцы рук. Пострадавшим оказался 29-летний тракторист В. И.Харин. Он возвращался на тракторе в деревню, но внезапно мотор заглох. После двухчасовых безрезультатных попыток завести мотор тракторист решил добираться домой пешком, но потерял ориентировку, силы покидали его. Тогда он решил немного отдохнуть, его одолел сон, а затем его почти полностью занесло снегом. Пока его отыскали, прошло 3–4 ч. Тракториста нашли без шапки, он потерял ее по дороге.

Другой необычный случай произошел в Токио. Лето 1967 г. выдалось очень жарким. в один из таких дней шофер грузовика- рефрижератора Масару Сайто решил немного отдохнуть и охладиться в холодильной камере грузовика, перевозившего блоки сухого льда, т. е. твердой углекислоты. Дверь рефрижератора неожиданно захлопнулась, и шофер оказался в западне, абсолютно беспомощным перед тремя крайне опасными факторами: холодом (-10 °C), быстро нарастающей вследствие испарения сухого льда концентрацией углекислого газа и кислородной недостаточностью, возникшей в связи с расходованием запасов кислорода при дыхании в герметически закрытом пространстве. Когда шофера извлекли из холодильной камеры, он оказался в абсолютно замерзшем состоянии и не подавал никаких признаков жизни. Но в ближайшей больнице ему была оказана срочная медицинская помощь, и он был спасен.

Почему же Харин и Сайто не погибли? у обоих в результате значительного понижения температуры головного мозга наступила так называемая гипотермия, которая и предохранила нервные клетки от повреждения вследствие кислородной недостаточности, так как потребность в кислороде была ничтожной. в случае с японским шофером гипотермия развивалась быстро и достигла большой глубины. в рефрижераторе была высокая концентрация углекислого газа, выделявшегося из сухого льда, что оказывало наркотическое воздействие, вследствие чего степень приспособляемости организма к кислородному голоданию повысилась. Подобные результаты при опытах с животными еще до этих случаев получил советский ученый Н.Н. Тимофеев. в условиях герметически закрытого помещения ему удалось на целые сутки охладить подопытных животных до 5–7 °C путем повышения содержания углекислого газа и понижения содержания кислорода, а после этого вернуть животных к жизни. Ученые всегда с особым интересом относились к подобным поразительным случаям, стараясь дать им научное объяснение. Узнав о случае с Сайто в Токио, югославский ученый Анжус решил воспроизвести это явление в экспериментальных условиях. Он поместил белых крыс в герметически закрытый стеклянный сосуд при низкой температуре. Быстрое увеличениеконцентрацииуглекислогогаза, выделявшегосякрысамипри дыхании, способствовало такому же быстрому и глубокому охлаждению животных. в результате выяснилось, что крысы, которые в обычных условиях могут без опасности для жизни перенести охлаждение лишь до 15–16 °C, при повышении концентрации углекислого газа переносят температуру до 1–2 °C. в других опытах было установлено, что понижение температуры тела способствует замедлению процесса обмена веществ и уменьшению потребности организма животных в кислороде. При температуре тела 28 °C потребность в кислороде уменьшилась до 50 % от нормально необходимого кислорода; при 24 °C — до 30 %, а при 20 °C — до 15 %. Кроме того, резко замедлялись сердечная деятельность, дыхание и кровообращение, благодаря чему жизнь организмов сохранялась при минимальном расходе запасов питательных веществ.

Но вернемся к случаям спасения замерзших людей. Обычно во всех случаях клинической смерти вследствие переохлаждения температура внутренних органов людей понижалась, как правило, до 26–24 °C. Однако известны исключения из этого правила. Вот, например, одно из них. в феврале 1951 г. в одну из больниц Чикаго привезли 23-летнюю негритянку, обнаруженную полураздетой в снегу. Она провела там 11 ч. при колебаниях температуры воздуха от — 18 до — 26 °C. Температура ее внутренних органов в момент поступления в больницу была 18 °C. Современные хирурги редко решаются охлаждать человека до такой низкой температуры даже во время сложных операций, так как принято считать, что это предел, ниже которого могут наступить необратимые изменения в коре головного мозга. Но в описываемом случае врачей удивило то обстоятельство, что при таком сильном переохлаждении тела пострадавшая все еще дышала, хотя и редко (3–5 вдохов в минуту). Пульс тоже был очень замедлен (12–20 ударов в минуту) и нерегулярен (паузы между сердечными сокращениями достигали 8 с.). Врачам удалось сохранить ей жизнь, но пришлось ампутировать ступни ног и пальцы на руках.

До недавнего времени ученые считали, что если утонувшего человека не вынести из воды в течение 5–6 мин. то он неизбежно погибнет в результате необратимых патологических изменений в коре головного мозга, вызванных острой кислородной недостаточностью. Однако оказалось, что в холодной воде это время может значительно продлиться. Так, например, в американском штате Мичиган зарегистрирован такой случай: 18-летний студент Брайан Канинхем провалился под лед замерзшего озера, и его извлекли оттуда лишь через 38 мин. Пострадавшего немедленно доставили в ближайшую больницу, где с помощью искусственного дыхания (он вдыхал чистый кислород) ему вернули жизнь. Безусловно, помогло и то обстоятельство, что тело юноши было охлаждено в ледяной воде. Другой случай произошел с 5-летним мальчиком Вегардом Слетемуненом из города Лилестрема (Норвегия) — он провалился под лед замерзшей реки. Через 40 мин. безжизненное тело ребенка вынесли на берег и начали делать искусственное дыхание и массаж сердца. Вскоре у мальчика появились признаки жизни, а через двое суток к нему вернулось сознание и он спросил: «А где мои очки?» в прошлом декабре в заснеженных горах спасатели нашли замороженное тело 35-летнего японского бизнесмена Митсутаки Ючикоши. Это случилось спустя 24 дня после его исчезновения. На момент обнаружения температура тела Ючикоши упала до 22 °C, пульс почти не прощупывался, внутренние органы не функционировали. Бизнесмена тут же доставили в больницу, где после недолгого лечения от гипотермии и потери крови Ючикоши пришел в себя, а вскоре чувствовал себя уже и вовсе замечательно.

«Он был заморожен живьем и выжил, — сказал один из лечащих врачей Митсутаки. — Если нам удастся понять, почему, перед нами откроется множество перспектив».

Этот случай заинтересовал ученых по всему миру. Возможно ли, чтобы человек оставался длительное время под воздействием низких температур, а затем полностью восстановил свои функции? Американские ученые из Бостона, Питсбурга и Лос-Анджелеса отвечают на этот вопрос: «Да, вполне возможно».

Раньше впадение человека в «спячку» во время длительных межпланетных перелетов мы видели разве что в фантастических фильмах, но очень скоро это может стать реальностью. Исследователи утверждают, что они близки как никогда к умению погружать человека в глубокий сон на срок до нескольких месяцев. Команда американских ученых изобрела для этого специальную смесь из соли и льда, которая при введении человеку быстро охлаждает кровь. Эта плазма стремительно снижает температуру тела с 37 °C до 10 °C, замедляется метаболизм, и человек впадает в подобие зимней спячки.

Правда, пока новая методика проверялась только на свиньях, которых удалось погрузить в подобный сон на несколько часов. Но ученые уверены, что «спячку» можно растянуть на дни, недели и даже месяцы.

Однако не все так просто, как это выглядит на первый взгляд. в замороженном состоянии людей необходимо все равно кормить посредством внутривенных инъекций и убирать их отходы. Волосы и ногти не перестанут расти, и глубокий сон не остановит старение. в природе этих проблем избегают лишь медведи.

Прорыв в изучении человеческой «спячки» крайне важен для науки в целом и для медицины в частности: благодаря нему станет возможным возвращение к жизни людей, утонувших в ледяной воде. Это также предоставит больше возможностей для лечения при тяжелых ранах и позволит оживлять человека, чье сердце не билось несколько часов.

Значит, в определенные моменты и у человека, как и у зимоспящих, могут «сработать» механизмы по устранению термогенеза? Вот только в чем суть этих механизмов?

М. Буянов, комментируя известный случай летаргического сна протяженностью 20 лет у одной женщины, заключил, что летаргический сон — то же самое, что и зимняя спячка, правда, оговорив, что у человека это — всегда патология.

Анализируя эти описанные журналистами случаи (в научной литературе публикаций о них не встретишь), можно уловить определенную закономерность — человек способен прожить, находясь без дыхания и сердечной деятельности, т. е. в состоянии клинической смерти, гораздо больше тех критических 5–6 минут, после которых наступают необратимые изменения в мозге, если будут соблюдены следующие условия:

• если пострадавший будет неподвижен;

• если тело его будет охлаждено;

• если этому состоянию будет предшествовать шок или какой- либо другой стресс.

В разбираемых случаях все эти условия налицо: девушка попала на мороз в бессознательном состоянии; шок с рефлекторной остановкой дыхания был у мальчика (иначе он просто захлебнулся бы водой); тяжелая психическая травма предшествовала летаргическому сну женщины; как пишут, йоги способны вызывать у себя шок искусственным путем. Все они были неподвижны, у всех отмечено значительное снижение температуры тела.

Так ли уж категорично следует определять способность человека впадать в состояние спячки (гипобиоза) как патологическую? Некоторые ученые считают, что впадать в состояние гипобиоза и даже анабиоза — неотъемлемое право всего живого на Земле, включая растения и всех животных, однако у человека оно не реализуется в силу его особой эволюции. «Не реализуется», а мы видим — реализуется же! Правда, до сих пор мы не знаем, как, благодаря какому механизму реализуется это всеобщее свойство живой материи конкретно у человека, но это, как говорится, уже другой вопрос.

В клинической медицине в пятидесятые-шестидесятые годы с легкой руки Лабори и Гюгенара появилось повальное увлечение искусственной гибернацией (hibernatio — зимняя спячка), особенно в хирургии сердца и крупных сосудов. Сейчас это увлечение прошло, однако кое-что полезное из этого извлечь удалось. Например, выяснилось, что снижение температуры тела больного всего на 1° снижало уровень обмена веществ у него на 5–6 %, значит, понизив температуру тела больного на 20°, можно добиться снижения обмена в 100 (!) раз, а практически это означает, что человек в таком состоянии мог бы прожить без пищи и воды не 1–2 дня, а минимум 100 дней, т. е. больше 3 месяцев. При этом до температурного оптимума, присущего зимоспящим в период спячки (около +5 °C), сохранялся бы значительный интервал, который мог бы позволить снизить процент обмена до десятых и даже сотых долей, тем самым приблизив возможность спячки человека к многомесячной спячке зимоспящих. Однако выяснилось и другое: главным и до сих пор непреодолимым препятствием для погружения человека в состояние искусственной зимней спячки является мышечный термогенез, прежде всего дрожь. Она возникала всякий раз при попытке снизить температуру тела ниже 28 °C, даже если при этом применялись релаксанты и наркоз. Возникавшая дрожь согревала организм, но если охлаждение все-таки продолжалось, наступало энергетическое истощение организма, при согревании дрожи уже не было, а больной чаще всего погибал. Как показали исследования, в мышце, даже полностью денервированной, при охлаждении ее до 28° дрожь наступает спонтанно — видимо, такая борьба с холодом запрограммирована в мышце генетически.

Тем не менее есть моменты даже у человека, когда этот барьер в 28 °C становится преодолимым, когда человек, охлажденный даже ниже этой критической температуры, способен возвратиться в обычную жизнь, — мы это видим в приведенных выше случаях!

Если говорить только о температуре тела, то у человека бывают состояния, при которых температура тела начинает неудержимо падать до самых низких, если не критических, цифр: это и кризисные состояния при тяжелых инфекционных заболеваниях, и глубокий шок или глубокая гипогликемия. Особенно в этом отношении показательны септический и ожоговый шок.

В чем тут дело? Может быть, в случае глубокого шока или гипогликемии срабатывают те же механизмы, что и при впадении в спячку у зимоспящих? Может быть, шок — та же глухая защита для незимоспящего в экстремальных условиях, что и спячка — для зимоспящeго? в принципе, холод и сухой голод для зимоспящего — тоже экстремальные условия!

Овладев способом вызывать у людей гипобиоз (спячку) искусственным путем, можно получить в руки мощный арсенал средств борьбы с самыми тяжелыми патологическими состояниями и болезнями, многие из которых в настоящее время устранить или трудно, или просто невозможно.

— Так, в эксперименте с зимоспящими доказана возможность радикального избавления только спячкой (!) от таких тяжких заболеваний, как сифилис, трипаносомная болезнь. Есть все основания считать, что таким способом можно будет бороться с сепсисом и даже СПИДом, поскольку имеются сведения об успешной борьбе с помощью спячки и с вирусными заболеваниями.

— Полная дезинтеграция организма, наблюдаемая при спячке, может способствовать сохранению жизни тяжелообожженным, а также пострадавшим с обширными размозжениями и сдавлениями тканей, если применить гипобиоз до развертывания токсемии — тем самым будет исключен главный патологический фактор травмы и предотвращено развитие и углубление вторичного некроза и раневой инфекции. Такая категория пострадавших ныне самая трудная (и дорогая!) для реанимации.

— Известна невосприимчивость зимоспящих к смертельным дозам бактериальных и химических ядов, а также ионизирующего излучения, та же невосприимчивость обнаружена в эксперименте и с самыми близкими к человеку животными — обезьянами, которых облучали полуторной смертельной дозой ионизирующей радиации в состоянии клинической смерти, т. е. того же гипобиоза. Все контрольные животные погибли, все экспериментальные (клиническую смерть вызывали кровопусканием) — выжили, при этом лучевая болезнь ни у одного из них не развилась.

— Полная денервация организма при глубоком гипобиозе, возможность безопасной остановки сердца и дыхания, отсутствие необходимости анестезиологического пособия при самой совершенной анестезии могут внести в хирургию целую революцию: станут возможными самые сложные («немыслимые») операции в самых опасных зонах, например, в глубинах мозга, на многих органах и тканях одновременно — и все это без обычного для большой хирургии драматизма, без опасностей кровотечений и без жесткого лимита времени. Правда, для этого потребуются и иная хирургическая техника, иные подходы, особенно то, что репарации в гипобиозе нет, но все эти препятствия вполне могут быть преодолены и они ничто по сравнению с той громадной выгодой, которая сулит хирургии возможность использования искусственной зимней спячки.

— Полная дезинтеграция организма на клеточном уровне при глубоком гипобиозе позволит по-новому лечить больных, страдающих злокачественными новообразованиями. Установлено, что у зимоспящих в период спячки невозможно вызвать с помощью канцерогенов развитие злокачественных опухолей, хотя в состоянии бодрствования это легко удается, отмечена и деградация опухоли у зимоспящего в период спячки, если эта опухоль существовала у животного в период бодрствования. в 1938 году американские патологи Фей и Смит впервые в мировой практике предложили способ лечения злокачественных опухолей у людей с помощью искусственной спячки, вызываемой холодом. Клинические испытания были проведены на 38 больных, страдавших распространенными злокачественными опухолями с метастазами, в том числе в мозг, у многих больных боли снимались лишь большими дозами морфия. Этих больных после дачи снотворного в обнаженном состоянии обкладывали резиновыми пузырями со льдом и на протяжении 5 дней поддерживали температуру тела в интервале 32,2-29,4 °C, правда, в одном случае был срыв температуры до 27,7 °C, но без каких-либо последствий. в период спячки у больных не было мочеотделения, прекращалась деятельность кишечника, практически прекращались дыхательная и сердечная деятельность, полностью отсутствовало сознание. Потом больных пробуждали, согревали, давали крепкий горячий кофе, а через 2–4 дня больных вновь погружали в спячку.

— Суммарно каждый больной находился в спячке в среднем 40 дней. О пребывании в спячке у больных была полная амнезия, при пробуждении они не чувствовали никаких неприятных ощущений, наоборот, уменьшались или совсем исчезали боли, вызываемые опухолью, улучшалось общее состояние, у больных отмечалась прибавка в весе, появлялся аппетит, а в тех случаях, когда мозг был поражен метастазами, отмечалось улучшение психической деятельности. Отмечалось также значительное, иногда до 50 %, уменьшение опухолей, наблюдалась также задержка рецидивов, быстрота роста опухоли при рецидивах значительно уменьшалась. По мере возможности авторы способа брали биопсии опухолей до воздействия спячкой, в процессе ее и после окончания спячки. При сравнении препаратов в них отмечались четкие изменения в процессе лечения. Так, в опухолях суживались и исчезали кровеносные сосуды, уже через 48 часов действия холода клетки опухолей плохо прокрашивались, они разбухали, протоплазма гранулировала. Наблюдались деструктивные изменения и в хромофинном аппарате. Однако, как определили авторы способа, все эти изменения в опухолях носили возвратный характер, за исключением двух случаев, когда у двух женщин, страдавших раком молочных желез, и опухоли, и метастазы исчезли полностью.

Фей и Смит относили наблюдаемые ими изменения в злокачественных опухолях за счет непосредственного воздействия на них холодом, однако современные данные о гипобиозе позволяют изменить эту точку зрения. Холод — это только способ введения человека в гипобиоз, он может быть и другим, а изменения в опухолевой ткани были обусловлены самим гипобиозом — той глубокой дезинтеграцией организма до уровня клеток, которая наступает при гипобиозе.

Что позволяет так думать? Дезинтеграция организма, наступающая при гипобиозе, при котором каждая клетка становится предоставленной сама себе, сразу ставит в неравные условия здоровую и злокачественную клетки, причем в пользу здоровой. Как показали исследования Э.Г. Горожанской и В.С. Шапота, В. С. Шапота скорость потребления глюкозы, как источника энергии, в единицу времени злокачественной клеткой в 16 (!) раз превышает таковую потребность в глюкозе здоровой клетки. в условиях полной энергетической изоляции клетки, наступающей при дезинтеграции в гипобиозе, раковая клетка, предоставленная сама себе, отключенная от общего кровотока, являющегося в условиях биоза поставщиком глюкозы за счет всего организма, энергетически истощается и деградирует, что и наблюдали американские патологи. в их опыте, сложном по техническому исполнению, самым большим недостатком была кратковременность непрерывной спячки, что исключало полную деградацию опухоли за один сеанс и давало возможность восполнения опухоли в перерывах между спячками. Тем не менее двум пациенткам все-таки удалось избавиться от злокачественных опухолей с метастазами, что свидетельствует о правильности избранного пути лечения злокачественных новообразований.

Таким образом, если удлинить срок искусственной спячки и сделать ее непрерывной у больного, страдающего злокачественной опухолью, можно добиться полной деградации как основной опухоли, так и всех без исключения ее метастазов, где бы и в каком количестве они ни находились, потому что в условиях гипобиоза энергетическая изоляция для раковой клетки сохранялась бы в любой части организма.

Прим. автора. Я всегда убеждаюсь, что чем проще лечение, тем оно эффективней. в природе на каждый яд есть противоядие. Казалось бы если вся наша современная наука направила свои усилия на совершенствование механизмов спячки и сухого голодания у человека, мы бы давно уже лечили рак и другие неизлечимые болезни. к сожалению, мы все усилия направляем на химию, ведь это очень большие деньги.

Следует сказать, что такой способ лечения злокачественных опухолей в отличие от всех существующих может быть радикальным в полном смысле этого слова, приемлемым при всех стадиях распространенности процесса, для всех видов злокачественных новообразований, не будет иметь каких-либо противопоказаний и может быть применен неоднократно — уже с целью профилактической. Такой способ лечения окажется экономически целесообразным, поскольку не потребует особых дорогостоящих условий и лекарств, гуманным, поскольку при его проведении больной будет находиться в состоянии глубокого покоя и не потребуются обезболивающие средства.

В недалеком будущем может представить практический интерес использование гипобиоза (и даже анабиоза!) у человека в длительных космических полетах. Некоторые наши ученые без должных оснований критикуют затеянную в США кампанию по «захоронению заживо» до лучших времен некоторых богатых добровольцев, страдавших при жизни неизлечимыми болезнями, — с надеждой «проснуться», когда эти болезни научатся излечивать. Замораживание и дальнейшее содержание таких людей проводилось при сверхнизких температурах в жидком азоте, перед «погребением» выпускалась вся кровь (таким образом вызывался глубокий гипобиоз!), которая замещалась многоатомным спиртом — глицерином. Известно, что у насекомых, подвергающихся в период зимней спячки глубокому охлаждению, в крови также появляется глицерин, препятствующий образованию кристаллов льда при переохлаждении и тем самым предохраняющий клетки от механического повреждения. Обнаружен глицерин и в крови человека. Можно ли усыпленных подобным способом людей пробудить когда-либо в будущем? Если исходить из концепции глубокой дезинтеграции организма, наступающей при глубоком гипобиозе, — это возможно. Дело в том, что при состоянии организма, при котором каждая клетка становится «сама по себе», вопрос не стоит о сохранности целых систем и межорганных связей, сложных функций, — т. е. о сохранности целостного организма, вопрос стоит в принципе о сохранении жизнеспособности клетки, пусть их даже не одна, а многие миллиарды — дело не в количестве. А эта проблема сохранности жизнеспособности клетки решена даже практически: уже давно вошло в практику использование для искусственного осеменения коров спермы высокопородных быков, которую консервируют именно таким способом — быстрым замораживанием в жидком азоте. Потом, вернувшись к жизни, организм сам восстановит свои межклеточные и межорганные связи. Интересно, что в области консервации и хранения спермы быков сделан шаг еще дальше: успешно завершены исследования по высушиванию с сохранением жизнеспособности в вакууме спермы быков, предварительно замороженной в жидком азоте; такой клеточный материал можно хранить неопределенно долго в простой герметичной ампуле.